Главная В избранное Контакты News О проекте Планы сайта Карта
счетчик сайта
Размер шрифта:

Кратко:

Адольф Гитлер

Гитлер Адольф (1889, Браунау, Австрия, - 1945, Берлин), лидер германской фашистской (Национал-социалистской) партии, основатель тоталитарной диктатуры Третьего рейха, глава германского фашистского государства (1933-1945), главный военный преступник.

Альфред Гугенберг

*) Альфред Гугенберг (1865-1951) – с осени 1928 г. глава консервативной Немецкой Национальной Народной партии, фанатичный националист, амбициозный и авторитарный король прессы, владелец газет, агентств и других СМИ, ярый враг республиканского строя.

Планета Земля

Германия.

© Владимир Каланов
"Знания-сила".
История Германии

История Германии.

15. Германия в период относительной стабилизации 1924-1929 гг. и в годы мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. Создание нацистской партии и приход её к власти.

15.6. Приход к власти нацистской партии.

К началу 1930-х годов в Германии резко возросла активность нацистского движения. По улицам городов непрерывно маршировали отряды штурмовиков, численность которых была от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч человек. Зимой 1931-1932 годов в больших городах, таких как Берлин или Гамбург, происходили стычки между группами нацистов и коммунистов, принимавшие форму уличных боёв. Появились свидетельства о подготовке нацистами вооруженного захвата власти. В ноябре 1931 года полиция Франкфурта захватила секретные планы подготовки государственного переворота в земле Гессен, составленные местными нацистами. Кроме оперативных документов в планах содержались проекты приказов о немедленном расстреле всех оказавших сопротивление, а также нежелающих сотрудничать с нацистами или добровольно не сдавших оружие. Не известно, был ли Гитлер знаком с этими документами, если иметь в виду, что он постоянно выступал против вооруженного захвата власти, используя тактику борьбы за большинство голосов на выборах. Он вынужден был отрицать своё знакомство с этими планами. Но независимо от того, что говорил Гитлер в своих публичных выступлениях, на период между 1930 и 1932 годами он, наряду с парламентским путем завоевания власти, не исключал и возможности государственного переворота.

Власти уже не могли не реагировать на действия нацистов. В Баварии и Пруссии, - в самых крупных землях Германии, - было запрещено участникам демонстраций надевать униформу, штурмовикам не разрешалось выступать в коричневых рубашках. Пруссия запретила государственным служащим вступать в экстремистские партии и группировки, за беспорядки на улицах привлекали к ответственности.

Прусское министерство внутренних дел имело в своём распоряжении 180 тысяч человек, 80 тысяч из которых находились на казарменном положении, были хорошо вооружены и располагали необходимым транспортом. Нацисты ненавидели министра внутренних дел Грженинского за принимаемые им меры по пресечению экстремальных выступлений нацистов.

Однако подавить нацизм в Германии начала 30-х годов было уже невозможно. Да никто, собственно, и не собирался его подавлять. В рейхстаге депутаты сводили между собой счеты – слишком разные, а иногда противоположные были интересы у депутатов. Канцлер Брюннинг и окружение президента Гинденбурга были озабочены способами преобразования парламентского правления в президентское. Правящие круги Германии не были едины, различные группы имели различные интересы. Политическую систему Веймарской республики просто некому было защищать: ни президент, ни правительство, ни командование рейхсвера не хотели ничего делать в защиту республики, считая, что республиканская система не смогла обеспечить устойчивое правление, которое было необходимо для выхода из кризиса и возрождения Германии. Они стремились создать систему правления если не монархическую, то мало чем от неё отличающуюся президентскую, авторитарную. Никто из руководителей государства до самого конца 1932 года не видел (а кто-то и не хотел видеть) угрозы, которую несли для Германии и для демократии Гитлер и его нацистская партия.

А ведь уже осенью 1930 года нацисты сделали один из решающих шагов к завоеванию власти. Использование Брюннингом президентских полномочий для проведения своей бюджетной программы депутаты от оппозиционных партий (коммунисты, националисты, социал-демократы) признали неконституционным и объявили ему вотум недоверия. В ответ Брюннинг 16 июля 1930 года распустил рейхстаг и назначил новые выборы на 14 сентября 1930 года. Это решение стало роковым, так как дало возможность Гитлеру реально вступить в политическую борьбу, хорошо подготовить партию к выборам и попытаться обеспечить нацистам большинство в парламенте. За это решение канцлера Брюннинга критиковали все, кроме нацистов, но эта критика задним числом ничего уже изменить не могла.

На примере выборов 14 сентября 1930 года можно увидеть тактику и характер действий гитлеровского выборного штаба для достижения главной цели – получить как можно больше голосов избирателей. К моменту этих выборов политический климат в стране был для нацистов более благоприятен, чем во все предыдущие годы, истекшие после 1923 года. Их партия подготовилась к выборам лучше, чем любая другая. На этих выборах нацисты развернули свою работу по полной программе. Слово «программа» мы использовали здесь как элемент известного речевого оборота. У Гитлера никакой программы по существу не было. Партийной программе он никакого значения не придавал, считая её чисто формальным документом. Вместо программы партии у него была ясно поставленная цель.

Весной 1930 года Гитлер назначил Геббельса главой партийного отдела пропаганды, и это назначение оказалось весьма удачным и дальновидным шагом: лучшего агитатора, пропагандиста, оратора, фанатично преданного идеям нацизма и лично фюреру найти было бы невозможно. Здесь мы должны отвлечь внимание читателей на предысторию вопроса.

Гитлер, Геббельс и Геринг на митинге
Гитлер, Геббельс и Геринг на митинге. 1931 г.
Фото из кн.: The 20th century a chronicle in pictures. New York. 1989.

Весной 1926 года Гитлер созвал всех нацистских вождей в Бамберге (Бавария) для решения назревших задач, главной из которых было сплочение всех нацистских сил Германии. Назревал раскол движения из-за существенных различий целей, поставленных в программах партийных организаций севера Германии и в партийных документах мюнхенской группы. Среди северных нацистских вождей самым влиятельным был Грегор Штрассер. Имея боевой опыт ветерана войны, он уже в 1925 году сформировал в Нижней Баварии, откуда был родом, полк штурмовиков численностью в девятьсот человек. По поручению Гитлера он проделал большую работу по созданию нацистской партийной организации в северных районах Германии. Штрассер оставался главным среди вождей нацистской партии, пока Гитлер сидел в тюрьме, и был депутатом рейхстага от земли Вестфалия. Он был тогда же назначен гауляйтером Нижней Баварии, а его бывший секретарь Генрих Гиммлер стал депутатом от этой земли. Поясним, что гауляйтор в то время был партийным функционером, но не административным чиновником, назначался Гитлером для организации партийной работы в крупном регионе или в большом городе.

Среди молодых активистов, которых подобрал себе для работы Штрассер, были его младший брат Отто и двадцатисемилетний Йозеф Геббельс. Вариант национал-социализма, разработанный группой Штрассера, содержал ряд положений с явным антикапиталистическим уклоном. Например, в проекте программы Штрассера предусматривался запрет на земельную ренту и земельные спекуляции, осуждалась деятельность корпораций и финансового капитала, говорилось о перспективе национализации тяжелой индустрии, о необходимости земельной реформы и так далее. На совещании в Бамберге Гитлер раскритиковал платформу Штрассера, не оставив от нё камня на камне. Попытки Штрассера защитить свою позицию успеха не имели. Гитлер, выступление которого длилось четыре часа, сделал всё, чтобы внушить собравшимся простую истину: без него, как вождя, нацистское движение не существует. Участники совещания поняли это.

Зная Штрассера как талантливого организатора и прекрасного оратора, Гитлер предложил ему возглавить партийных отдел пропаганды, а также пригласил самого способного из заместителей Штрассера, двадцатисемилетнего Йозефа Геббельса посетить Мюнхен. После более близкого знакомства в Мюнхене с Гитлером молодой Геббельс был просто очарован им и его идеями.

Со своей стороны, Гитлер сразу угадал в этом хрупком, косолапом интеллигенте-недоучке задатки талантливого, дерзкого оратора и тщеславного лидера. В ноябре 1926 года Геббельс был уже назначен гауляйтером Берлина. Как известно, он постепенно превратится во второго по значению пропагандиста после Гитлера, а 11 марта 1933 года стал министром информации и пропаганды в правительстве «третьего рейха».

Однако возвратимся в весну 1930 года. Под руководством главы отдела пропаганды нацистской партии Геббельса началась кампания в масштабах всей страны по созданию партии имиджа энергичной, уверенной в себе динамичной организации, нацеленной на конкретные действия. С момента роспуска парламента (16 июля 1930 г.) и объявления даты проведения новых парламентских выборов (14 сентября 1930 г.) началась интенсивная подготовка к выборам нового состава рейхстага. Вся работа была четко спланирована, учитывалась всякая мелочь – от содержания партийных лозунгов до цвета листовок и транспарантов. Митинги, в которых собирались от 500 до 1000 участников, проводились в больших городах ежедневно. Часто несколько митингов проводилось параллельно из-за того, что заранее отобранные залы не могли вместить всех желающих. За период времени между 3 августа и 13 сентября 1930 года Гитлер лично произнес по меньшей мере двадцать длинных речей. По всей стране выступала целая армия ораторов, опытных в уличных выступлениях, подобно Геббельсу и Грегору Штрассеру. На митингах выступали также несколько тысяч «выпускников» школы Рейнхардта – специальной школы, готовившей партийных агитаторов и ораторов. Они провели серию безостановочных собраний в городах и деревнях, на которые приходили сотни тысяч людей – одни с направленным интересом, другие из простого любопытства. Нацисты сделали для себя выводы из неожиданного для них поражения на выборах в рейхстаг в мае 1928 года, когда они получили на 100 тысяч меньше голосов, чем на выборах в декабре 1924 года – из 30,75 млн. избирателей в мае 1928 года к избирательным урнам пришли только 800 тысяч. Одной из причин поражения было то, что многие районы, особенно сельские, не были охвачены предвыборной кампанией. К предвыборной кампании 1930 года этот недостаток был устранён. Гитлер лично посетил сельскохозяйственные районы на севере страны, в том числе Шлезвиг-Гольштейн, где выступал перед животноводами и полеводами, агитируя их голосовать за нацистскую партию, несущую «свободу и процветание» всему немецкому народу.

Многие комментаторы кампанию 1930 года посчитали политическим цирком, просто шумихой, призванной скрыть отсутствие у нацистов конкретной программы, и пророчили нацистам полный провал. Активисты нацистской партии надеялись получить в результате выборов не более пятидесяти-шестидесяти мест в рейхстаге. Результаты показали, что и критики и приверженцы плохо представляли, насколько сильна была тогда поляризация политических сил в Германии, которая усиливала позиции оппозиционных партий. А результаты были такими: за коммунистов был подано 4,5 млн. голосов, что дало им 77 мест в парламенте, а за нацистов – 6,5 млн. голосов, что принесло им 107 депутатских мандатов.

Когда 107 нацистских депутатов вместе с 41 депутатом от националистов, руководимых Гугенбергом,*) и 77 коммунистами начали работать во вновь избранном рейхстаге, то с первого же заседания работа не пошла, парламент превратился в балаган: никаких решений, одни разговоры. А ведь ещё до выборов была возможность наладить работу парламента, объединить силы депутатов от разных политических партий и предотвратить вынесение вотума недоверия правительству Брюннинга. Однако Брюннинг и окружение президента не были заинтересованы в объединении политических сил и стремились к преобразованию парламентского правления в президентское.

Другой подход предложил Отто Браун, премьер-министр Пруссии, член социал-демократической партии. Он считал, что с целью устранения угрозы для демократии и конституционного правления со стороны политического экстремизма нацистов, целесообразно объединить Прусское правительство и федеральное правительство. Он соглашался подать в отставку для того, чтобы Брюннинг совместил посты рейхсканцлера Германии и прусского премьер-министра. Кажется парадоксальным, но в период Веймарской республики работа прусского правительства, в отличие от деятельности федерального правительства, была стабильной, основанной на сотрудничестве между социал-демократами и членами партии католического центра. И, наоборот, в работе федерального правительства постоянно возникали разногласия и кризисы коалиций, что исключало возможность эффективного решения текущих задач. Правительство Пруссии, как мы уже упомянули, своевременно начало принимать меры против разгула штурмовиков и других фашистских формирований. Браун был выходцем из крестьян Восточной Пруссии и избирался премьер-министром двенадцать лет подряд (1920-1932) с двумя короткими перерывами. Но его важное предложение, с которым он дважды в течение 1931 года обращался в федеральное правительство, не было принято. Даже если бы Брюннинг и принял это предложение, оно наверняка не было бы реализовано из-за позиции президента Гинденбурга и министра обороны Грёнера.

Нацистская партия, хотя и не поучила большинства в парламенте в результате выборов 1930 года, продолжала уверенно двигаться по пути завоевания власти. В 1930 году за нацистов голосовало в восемь раз больше избирателей, чем в 1928 году.

Нужно отметить, что ко времени избрания фельдмаршала Гинденбурга на пост президента Германии рейхсвер находился по существу в оппозиции республиканскому режиму. Такое положение создали руководители армии во главе с главнокомандующим генералом Гансом фон Сектом (1920-1926). Пережившие поражение в войне и падение монархии, они остались верны так называемым ценностям «вечной Германии» и были недовольны медленными темпами перевооружения армии. Фон Сект оберегал руководство армии от вмешательства политиков, считая, что армия не должна заниматься политикой, а быть в роли верховного арбитра национальных интересов. Однако сам он играл значительную роль в политике своего государства. В частности, Сект отвечал за секретные отношения с Советской Россией в военной области, благодаря которым рейхсвер смог осуществить ряд мероприятия в обход ограничений, наложенных условиями Версальского мирного договора. В 1926 году фон Сект был уволен в отставку, а влиятельная группа офицеров, служивших в министерстве обороны, наметила план создания армии нового типа. Поэтому плану армия должна состоять из двадцати одной пехотной и пяти кавалерийских дивизий (по Версальскому договору Германии разрешалось иметь соответственно только семь и три таких дивизий). Планировалось оснащение армии наиболее современным вооружением, обучение военнослужащих владению новым вооружением, в том числе в Советском Союзе. Такую работу невозможно было провести в условиях противостояния с республиканским правительством. Это хорошо понимал министр обороны генерал Вильгельм Грёнер, занявший этот пост уже в шестидесятилетнем возрасте. Генерал Грёнер заменил Людендорфа на посту заместителя главнокомандующего в последние дни первой мировой войны. В Германии того периода генерал Грёнер был известен тем, что имел мужество заявить кайзеру Вильгельму, что армия больше не поддерживает его, а канцлеру Эберту доложил, что армия не в состоянии дальше вести войну и что Германии необходимо подписать Версальский договор. При этом главнокомандующий фельдмаршал фон Гинденбург хранил молчание.

В то время в штабе генерала Грёнера служил майор Курт фон Шлейхер, умный, честолюбивый и уверенный в себе офицер. Раньше он служил в одном полку с Оскаром Гинденбургом, сыном главнокомандующего, будущего президента Пауля фон Гинденбурга. Фон Шлейхер пользовался доверием и у Грёнера, и у главнокомандующего. В 1926 году фон Шлейхер, уже генерал, сумел убедить президента фон Гинденбурга назначить шестидесятилетнего генерала Грёнера на пост министра обороны. К этому моменту генерал фон Шлейхер возглавлял вновь созданный в министерстве обороны отдел, курировавший все политические вопросы, касающиеся армии и флота, и являлся одним из советников президента.

Грёнер прилагал усилия, чтобы добиться успешной работы по плану перевооружения армии, но дело продвигалось медленно из-за разногласий среди членов коалиционного правительства. Рейхсверу требовалась поддержка и политическая стабильность, чтобы выполнить свою программу перевооружения. Когда Грёнер и фон Шлейхер поняли, что от коалиционного правительства помощи они не получат, они начали с конца 1922 года искать другие пути достижения стабильности и поддержки, в которой нуждался рейхсвер. Получилось так, что эти поиски привели к контактам с нацистами и в конечном итоге создали условия для захвата власти Гитлером. В обстановке начала 30-х годов это как ни печально, было практически неизбежно. Фон Шлейхер активно работал над своим планом назначения такого канцлера, который смог бы сформировать сильное правительство, независящее от партийных предпочтений, и, используя чрезвычайные полномочия президента, смог бы проводить твердую самостоятельную политику. А тем временем нацистская партия неуклонно стремилась к завоеванию большинства голосов в парламенте. Периодически случавшиеся неудачи на выборах не очень смущали Гитлера и его ближайшее окружение. Обстановка достаточно быстро менялась в пользу нацистов, их партия становилась самой сильной в Германии.

Посмотрите, какая получалась картина. В мае 1932 года должен был уйти в отставку 84-летний президент фон Гинденбург. Советники президента и канцлер Брюннинг по понятным соображениям не хотели, чтобы вместо Гинденбурга, по крайней мере в ближайшие 2-3 года, был бы кто-то другой. Сам Гинденбург неохотно соглашался оставаться на своем посту. Гитлер не сразу решил, как поступать: добиваться поста канцлера путем переговоров с руководством страны или пойти на выборы.

Подумав около месяца, он в конце февраля 1932 года принял решение пойти на выборы, считая, что он уже в состоянии одержать на выборах победу над президентом Гинденбургом. В спешном порядке Гитлер приобрёл немецкое гражданство (до этого он оставался австрийским подданным), для чего ему подобрали временную должность мелкого клерка в небольшом городке в земле Брауншвейг (чисто формально, разумеется). До выборов, назначенных на 13 марта 1932 года, оставалось всего три недели. Геббельс, как говорится, с головой ушел в работу по подготовке и проведению избирательной кампании. Гитлер, его окружение, а также многие рядовые члены нацистской партии были уверены в том, что партия стоит на пороге получения власти, что Гитлер станет президентом Германии. И надо сказать, у них были достаточные основания для такой уверенности. Основой уверенности были успехи выборов 1930 года, когда в партии насчитывалось 200 тысяч членов. А к весне 1932 года численность нацистской партии достигла примерно 450 тысяч членов. Почти в каждой немецкой деревне были созданы партийные организации. У нацистов не было тогда доступа к радио, тем не менее их информация, обращенная к избирателям, была исключительно обильной. По всей стране показывали кинофильм о Гитлере и Геббельсе, в городах расклеили сотни тысяч плакатов соответствующего содержания. Были организованы тысячи демонстраций и парадов штурмовиков. Геббельс в течение всей предвыборной кампании десятки раз выступал в Берлине и других городах с нападками на республиканский режим и призывами голосовать за фюрера нацистов, за «великое будущее Германии».

Всего полгода назад, осенью 1931 года, Гитлера в правительственных кругах мало кто принимал всерьёз, его не признавали равноправным партнером по переговорам. Но всё-таки Гитлер тогда, в октябре 1931 года, добился приглашения на беседу с канцлером Брюннингом, а затем и с президентом Гинденбургом. На этих встречах Гитлер произносил длинные монологи и требовал для себя пост канцлера и не меньше. На Брюннинга и на Гинденбурга Гитлер произвел плохое впечатление. Кто-то из окружения президента утверждал, что Гинденбург после встречи с Гитлером якобы сказал: «Этот капрал странный парень, который мог бы стать министром почт, но уж, конечно, не канцлером». Если президент Гинденбург действительно так выразился, то он явно завысил воинское звание Адольфа Гитлера, который был ефрейтором и до капрала не дотянул.

После встречи с канцлером и президентом Гитлер выступил на собрании ведущих консервативных деятелей, которое организовал Гугенберг в Гарцбурге. Там были промышленник и финансист Шахт, генерал фон Сект, все ведущие правые политики и два принца из династии Гогенцоллернов, при участии представителей «Стального шлема» и штурмовиков. Это реакционное сборище правых сил называло себя «национальной оппозицией» и требовало отставки канцлера Брюннинга и главы правительства Пруссии Отто Брауна, а также новых выборов во всей Германии и в Пруссии. По окончании собрания прошел марш представителей нацистского «Стального шлема» числом в несколько тысяч человек. Совещание в Гарцбурге означало только то, что опасность фашизма нарастает, хотя объединиться в единую «национальную оппозицию» участники совещания и не смогли по причине различия интересов у собравшихся.

13 октября 1931 года в рейхстаге было проведено голосование по вопросу доверия к правительству. Депутаты от социал-демократической партии и от партии католического центра поддержали Брюннинга, и за доверие его правительству проголосовало большинство депутатов. Узнав об этом, Гитлер пришел в ярость и в спешке сочинил резкое критическое послание канцлеру Брюннингу и на следующий день после голосования в рейхстаге организовал в Брауншвейге грандиозный парад с факельным шествием. Эта демонстрация силы поразила жителей города своим размахом: перед Гитлером строевым шагом прошли более ста тысяч (!) штурмовиков и эсэсовцев. Для сбора такой массы людей в одно место потребовалось 38 специальных поездов и 5000 грузовиков. Проведя такое крупное мероприятие, Гитлер показал свои большие организаторские способности. Грандиозным парадом он хотел показать, что он уже имеет народную поддержку.

Надо сказать, что нацистская партия стала показывать свою силу на парадах почти сразу после своего образования. Это стало у нацистов, так сказать, традицией. Мы рассказывали о триумфальном марше нацистов в Кобурге в октябре 1922 года. Приведём ещё два примера наиболее примечательных парадов, организованных нацистами до их прихода к власти.

В июле 1926 года Гитлер провёл первый со времен путча 1923 года партийный съезд в Веймаре. (В Тюрингии ему тогда разрешалось публично выступать). На этом съезде Гитлер дал всем понять, что он хочет прекратить «бесконечное дискуссии» и добиться своего единовластия в партии. Пленарное заседание избранного съезда руководства партии проводилось в помещении Национального театра, где ещё витал дух Гёте и Шиллера, где в 1919 году была принята конституция Веймарской республики. После закрытия съезда состоялся парад пяти тысяч членов партии и штурмовиков. Приветствуя участников парада, Гитлер впервые салютовал им вытянутой рукой. Это приветствие, перенятое у итальянских фашистов, стало в дальнейшем общепринятым у немецких нацистов.

А в августе 1929 года Гитлер устроил инсценировку съезда партии в Нюрнберге. Туда съехались со всех концов страны 200 тысяч членов партии и сочувствующих. Для этого было заказано тридцать специальных поездов. Гитлер принимал парад, в котором участвовали 60 тысяч штурмовиков, одетых в униформу. Парад длился в течение трёх с половиной часов.

Как видим, парад в октябре 1931 года, в котором участвовало 100 тысяч человек, был самым грандиозным в период до прихода Гитлера к власти.

Ну, а чем же закончились президентские выборы 13 марта 1932 года? Как мы уже знаем, в сентябре 1930 года за нацистскую партию было подано 6,5 млн. голосов, а в избирательную кампанию марта 1932 года – уже 11,5 млн., то есть 30% общего числа голосов, причем число участвовавших в голосовании было рекордным. Но это было всё-таки на 7 миллионов голосов меньше, чем за фон Гинденбурга, получившего 46,6% общего числа голосов. Исследователи полагали, что причиной такого положения было то, что социал-демократы, профсоюзы и члены партии католического центра решили, что им выгоднее было не выдвигать своих кандидатов, а голосовать за меньшее зло – за президента фон Гинденбурга, который хотя и был монархистом и протестантом, но всё же был более предсказуем, нежели неуравновешенный, слишком много чего обещающий, непонятный экстремист Гитлер. Как бы то ни было, но результаты выборов были поражением нацистов. Это ошеломило сторонников Гитлера, но только не его самого. Дело в том, что для избрания президентом требуется абсолютное большинство голосов, а Гинденбург получил на 200 тысяч голосов меньше требуемого количества, то есть необходимо было проводить повторные выборы. Гитлер уже без раздумий заявил, что выставляет свою кандидатуру на повторные выборы. На следующий после первого голосования день в газете «Фёлькишер Беобахтер» был напечатан предвыборный манифест Гитлера: «Первая избирательная кампания окончена, вторая началась сегодня, я выиграю её».

С целью предотвратить возможные беспорядки во время приближавшегося праздника пасхи, правительство установило продолжительность второй избирательной кампании всего в одну неделю. Гитлер максимально использовал это время. Зафрахтовав самолет, он посетил за неделю 21 город и везде участвовал в четырёх или пяти демонстрациях. Нацистская пресса в те дни с восторгом писала, что Гитлер – это человек, который нужен стране, он спаситель Германии, спускающийся с небес. В газетах и листовках тысячекратно повторялся лозунг, имевший двойной смысл: «Гитлер над Германией!». Сам Гитлер настолько внушил себе роль мессии, что, обращаясь к избирателям, говорил, что он ощущает себя орудием Бога, избранным для освобождения Германии. Вот так, не больше и не меньше… Конечно, на повторных выборах уверенно победил фон Гинденбург, в этом никто не сомневался до выборов. Но успех нацистов был огромен: на этих выборах за них было подано 13,4 миллиона голосов, то есть более чем в два раза больше по сравнению с 1930 годом (6,5 миллиона). Гитлер продолжал неуклонно продвигаться к захвату государственной власти, используя избранную им тактику мирных «законных» действий. На этом пути он ещё три раза взлетит в небо подобно ангелу-хранителю, чтобы, спустившись с небес, окончательно «спасти немецкий народ от марксистов и евреев».

А вот в своей партии он уже добился абсолютной власти после серии региональных выборов 1931 года, когда среднее число голосов, поданных за нацистов, превысило 40%. Это было результатом проведения нацистами «насыщенных избирательных кампаний». Такие успехи обеспечили Гитлеру абсолютное руководство в партии. Внешним проявлением абсолютной партийной власти Гитлера стал огромный кабинет в мюнхенском «коричневом доме», на стенах которого были размещены три портрета Фридриха Великого и официальная фотография, на которой Гитлер изображен за письменным столом, с надписью: «В движении ничто не происходит помимо моей воли».

В течение 1932 года в Германии с участием партии нацистов НСДАП было проведено пять выборов: два раза избирался президент, два раза избирались депутаты рейхстага и в апреле проходили выборы в законодательные собрания земель, наиболее важными из которых были Прусский и Баварский парламенты. Ситуация в стране достаточно быстро менялась в пользу реакции и фашизма. В городах, особенно крупных, участились случаи экстремистского поведения штурмовиков, наблюдались стычки с коммунистами, перераставшие в уличные бои. Большинство командиров штурмовых отрядов считали своей главной задачей вооруженный захват власти и только ждали приказа. В этих условиях правительства земель по инициативе Пруссии и Баварии предъявили ультиматум правительству Германии: поскольку деятельность штурмовых отрядов и подразделений СС нарушает законы и угрожает безопасности государства, то СА и СС необходимо разогнать. Если правительство Германии не примет немедленные меры по разгону СА и СС, говорилось в ультиматуме, то правительства земель сделают это сами.

Эрнст Рем
Эрнст Рем (1887-1934)
© Deutsches Historisches Museum, Berlin.

Генерал Грёнер, который тогда был министром внутренних дел и министром обороны, немедленно после вторых выборов президента издал приказ о запрете СА и СС. При этом он был уверен, что генерал фон Шлейхер и армия его поддержат. Надо ли говорить, с какой ненавистью был встречен этот приказ в среде командиров штурмовиков. Эрнст Рем, главнокомандующий штурмовиков, не раз советовал Гитлеру использовать штурмовиков для захвата власти. Но Гитлер продолжал утверждать, что штурмовые отряды должны использоваться только для нужд партии. Каковы были эти «нужды», стало ясно только после января 1933 года, когда Гитлер пришел к власти. А в апреле 1932 года, сразу после приказа Грёнера, нужно было разъяснить Рему, что целесообразно пока подчиниться распоряжению правительства: ведь от того, что штурмовики снимут коричневые рубашки, никакого ущерба партия нацистов не понесёт, и организация штурмовиков сохранится. Рем сначала не соглашался с фюрером: ведь в подчинении у Рема штурмовиков было в четыре раза больше общей численности немецкой армии, разрешенной Версальским договором. Но Гитлер настоял на своём, и Рему пришлось подчиниться, тем более, что Гитлер заверил его в том, что канцлер Брюннинг и министр Грёнер получат отпор на выборах в Пруссии. На этот раз Гитлер ошибся.

В апреле 1932 года состоялись выборы в ландтаг Пруссии. Для участия в избирательной кампании Гитлер вновь зафрахтовал самолет и выступил с длинными речами уже в двадцати пяти городах. Это был его второй «полёт над Германией», на этих выборах нацистская партия вновь получила 36% голосов, как и на вторых президентских выборах. Это означало, что находившаяся у власти коалиция социал-демократов и центристов лишилась большинства в парламенте, но нацистам не хватило голосов, чтобы сформировать правительство Пруссии. Поддержка нацистов со стороны националистической партии Гугенберга также ничего не решала. Ещё меньшую поддержку нацисты получили в Баварии. Власть пока ускользала от нацистов.

Гитлер воспринял результаты выборов в земельные парламенты без истерики. Вскоре он получил приятную для него информацию о том, что генерал фон Шлейхер предпринимает необходимые меры по смещению канцлера Брюннинга. Теперь, когда фон Гинденбург снова избран президентом, фон Шлейхеру будет легче этого добиться. Шлейхер обладает огромным талантом интригана и сделает всё, чтобы не допустить выполнения приказа Грёнера о запрете СА. Это радовало Гитлера.

В своей деятельности, направленной на установление президентского правления, не зависящего от большинства голосов в рейхстаге, фон Шлейхер опирался на нацистов. Он давно понял, что нацистов придётся признать союзниками, равноправными партнерами в переговорах, хотя ещё в начале 1931 года и ему, и канцлеру Брюннингу казалось невозможным, что нацисты могут стать их единственными союзниками. Но уже в октябре 1931 года Шлейхер «объяснил обстановку» канцлеру, и тот послал Гитлеру телеграмму с приглашением на встречу. Получив телеграмму от Брюннинга, Гитлер с радостью закричал своим товарищам: «Теперь они у меня в кармане!»

Фон Шлейхер имел несколько секретных встреч с Гитлером, на которых уточнялись детали действий по смещению Грёнера, а потом и Брюннинга. Этих двух политиков Шлейхер в своё время выдвинул, а теперь они были больше ему не нужны и даже мешали. Вскоре последовала унизительная сцена в рейхстаге, где депутаты-нацисты освистали Грёнера и согнали его с трибуны. Грёнер обратился к президенту фон Гинденбургу за поддержкой и, не получив её, 12 мая 1932 года подав в отставку. Фон Шлейхер занял место Грёнера в министерстве обороны. Таким образом Шлейхер предал Грёнера, хотя последний относился к нему как к сыну и полностью доверял ему.

Почти немедленно после отставки Грёнера пришла очередь и канцлера Брюннинга. Схема действий Шлейхера была почти такой же, как и в случае с Грёнером. Правда, помимо Гитлера и Шлейхера, у Брюннинга было достаточно других врагов среди правых. Незадолго до своей отставки Брюннинг подготовил проект закона о передаче под заселение земельных участков в Восточной Германии, владельцы которых обанкротились. Против этого проекта резко выступили крупные землевладельцы-юнкера. Они назвали это предложением проявлением «аграрного большевизма». Гинденбург, ознакомившись с мнением юнкеров по этому вопросу, отказался подписать указ. При этом он предложил Брюннингу в следующий визит к президенту принести с собой прошение об отставке. Брюннинг так и поступил, и отставка была немедленно принята. Произошло это уже в мае 1932 года.

Отставка Брюннинга означала следующий этап распада Веймарской республики. Преемником Брюннинга был назначен фон Папен (май – декабрь 1932 г.), бывший кавалерийский офицер из аристократической семьи, член партии католического центра. Его назначение представляло собой по существу новый этап фашизации Германии. Когда фон Папена назначили канцлером Германии, фон Гинденбург с облегчением заявил, что время министров-республиканцев прошло. Продвигая фон Папена к власти, фон Шлейхер преследовал цель уничтожения остатков демократического правления и замены его правительством национал—социалистов. Такие правительства уже были сформированы в Тюрингии, Брауншвейге, Ольденбурге. Политическую поддержку фон Папен имел только со стороны нацистов. Его не принимали всерьёз ни партия католического центра, ни националисты Гугенберга. Говорят, что друзья фон Шлейхера однажды сказали, что у фон Папена нет головы. На это генерал ответил: «Мне не нужна голова, мне нужна шляпа» (в это время генерал фон Шлейхер был министром обороны).

Гитлер потребовал от правительства фон Папена отмены запрета на СА и назначения новых выборов. Рейхстаг был распущен 4 июня, а выборы назначили на 31 июля 1932 года. Запрет на СА отменили 16 июня, хотя он соблюдался далеко не полностью. Лидер коммунистов Эрнст Тельман назвал отмену запрета на СА открытым приглашением к убийству. Теперь уличные схватки возобновились с ещё большей силой. В Пруссии до конца июля произошло более 500 стычек, в которых погибло 99 человек и ранено более тысячи человек. Это создавало в стране атмосферу гражданской войны. В Гамбурге семь тысяч нацистов промаршировали через рабочие кварталы и устроили уличные бои с рабочими, в которых погибло 17 человек и многие были ранены. Используя эту ситуацию в качестве предлога, фон Папен 20 июля 1932 года чрезвычайным декретом назначил в Пруссию имперского комиссара, а прусское социал-демократическое правительство объявил распущенным. Действия фон Папена можно было оспорить юридически. В 1920 году, как мы упоминали, социал-демократы и профсоюзы, объявив всеобщую забастовку, сорвали путч, организованный Каппом. В июле 1932 года немецкие рабочие были готовы выступить против действий реакции в Пруссии. Компартия потребовала объявить всеобщую забастовку протеста. Но социал-демократы ничего не сделали, чтобы организовать протест, а руководство социал-демократической партии призвало рабочих «соблюдать порядок». Пруссия, опорная база социал-демократов на протяжении всего периода существования Веймарской республики, имевшая самую сильную в Германии полицию, сдалась без сопротивления. Этот факт потряс общественное мнение страны.

Переворот в «Красной Пруссии» нацисты давно ждали и приветствовали его как предвестник победы на выборах в рейхстаг, назначенных на 31 июля 1932 года. Нацистская партия (НСДАП) хорошо подготовилась к выборам. Это была уже четвёртая кампания за пять месяцев, и мало кто сомневался в успехе очередного нацистского балагана. Начиная с этой кампании, устанавливался такой порядок: кандидаты, выдвинутые партией, обязаны были приносить личную клятву верности Гитлеру, так как он требовал от них «слепого повиновения». И Гитлер снова поднялся в небеса. Это был его третий «полёт над Германией». Используя самолет, Гитлер во второй половине июля выступил почти в 50 городах. Его речи, как и раньше, вызывали возбуждение толпы, граничащее с религиозным фанатизмом. Вот только один пример. Плохие метеоусловия не позволили Гитлеру прилететь в Штральзунд вечером, как планировалось. Самолет смог прилететь туда только в третьем часу ночи. Всё это время многотысячная толпа ожидала под проливным дождем. Когда Гитлер закончил свою речь, толпа приветствовала наступление утренней зари вдохновенным пением старого гимна «Deutschland uber alles» («Германия превыше всего»).

В своих речах Гитлер множество раз повторял одни и те же положения: правительство в течение двух лет ничего не могло сделать с экономической депрессией и массовой безработицей, а потому требуются коренные изменения в жизни страны, а такие изменения может произвести только наша НСДАП (национал-социалистская рабочая партия Германии), обладающая для этого силой и непреклонной волей и так далее.

Результаты выборов в рейхстаг, состоявшихся 31 июля 1932 года, показали, что нацисты стали самой мощной партией в Германии. Они получили в два раза больше голосов, чем в 1930 году, то есть 13 миллионов 745 тысяч, что дало им 230 мест в рейхстаге. Число их избирателей за четыре года увеличилось на 13 миллионов. На втором месте, с большим отрывом были социал-демократы (8 миллионов голосов), коммунисты получили 5,3 миллиона, а центристы – 4,5 миллиона голосов.

Но, одержав убедительную победу, нацисты так и не получили подавляющего большинства голосов, к которому стремился Гитлер. Вероятно, это было уже пределом для нацистов – 37,3% голосов на июльских (1932г.) выборах в рейхстаг. По сравнению с результатом вторых президентских выборов (36,7%) этот показатель вырос незначительно. Гитлеровцы так и не получат абсолютного большинства голосов на выборах, да и не могли получить, потому что в немецком обществе всегда была оппозиция нацистам, всегда оставалась часть избирателей (хотя и незначительная), которых не смогла зомбировать даже геббельсовская пропаганда.

Гитлер всё ещё продолжал тактику «законных действий», тактику переговоров. На переговорах с фон Шлейхером 5 августа 1932 г. он выдвинул следующие требования: пост канцлера для себя в любой коалиции правых сил и дополнительно: нацистами должны быть заняты посты министра-президента Пруссии, министра внутренних дел рейха и Пруссии (руководящих полицией), рейхсминистра юстиции и новый пост министра народного просвещения и пропаганды, предназначенный для Геббельса. Гитлер потребовал также, чтобы канцлер имел право издавать законы и не быть зависимым от президента или рейхстага, а если рейхстаг не одобрит какой-либо закон, то его нужно распустить. Фон Шлейхер на словах согласился со столь «скромными» притязаниями Гитлера и дал понять, что использует всё своё влияние, чтобы добиться назначения Гитлера на пост канцлера.

После встречи со Шлейхером Гитлер организовал в Берлине шествие штурмовиков, чтобы подкрепить свои требования демонстрацией силы и одновременно успокоить штурмовиков надеждой, что они вскоре могут понадобиться в конкретном деле. Напряженность по всей стране возрастала, яростные столкновения продолжались. Штурмовики усилили свою агрессивность, не останавливаясь перед погромами и убийствами.

Гитлер не стал долго ожидать ответа из Берлина на свои наглые требования и попросил о встрече с канцлером фон Папеном и президентом. В середине августа состоялась его встреча с фон Папеном, на которой присутствовал также министр обороны фон Шлейхер. Как и многие в Германии, фон Папен к этому моменту пришел к выводу, что нацисты достигли своего предела и в дальнейшем будут терять голоса, и их амбиции будут уменьшаться. У фон Папена были хорошие отношения с президентом, который не желал чтобы вместо аристократа фон Папена канцлером стал взбалмошный капрал Гитлер. На встрече с Гитлером фон Папен и фон Шлейхер заявили, что они могут предложить ему должность вице-канцлера в существующем правительстве, а также пост министра внутренних дел Пруссии для одного из сторонников Гитлера. Гитлер категорически не согласился с этим предложением. Дойдя до истерики, он угрожал выпустить штурмовиков на улицы городов, чтобы уничтожить «марксистов». Он заявил, что требует равно столько власти, сколько Муссолини потребовал в 1922 году от короля Италии, «всё или ничего» и отказался продолжать переговоры. Только после того, как стало ясно, что ничего ещё не решено, он согласился встретиться с президентом.

Но встреча с президентом принесла Гитлеру одни неприятности. Президент отверг непомерные требования Гитлера, согласившись лишь с возможностью принятия Гитлера и нацистов в коалицию. Президент выразил возмущение действиями нацистов на улицах городов.

Отказ, полученный от президента, привел Гитлера в бешенство. Гитлер был готов выпустить штурмовиков из-под контроля, но поборол свои эмоции, понимая, что путч может закончиться полным разгромом его участников.

Около месяца прошло после переговоров в поисках выхода у обеих сторон – с одной стороны у фон Папена и фон Шлейхера, с другой – у Гитлера и его сообщников. В августе Гитлер, по совету Грегора Штрассера согласился на коалицию НСДАП и центристов. Эта коалиция составила большинство в рейхстаге, в результате чего в конце августа президентом рейхстага (по современному – спикером) был избран нацист Геринг. Возможности воздействия на фон Папена у нацистов теперь возросли. Избранный 31 июля рейхстаг собрался 12 сентября 1932 года на заседание в своём полном составе. Заседание проходило бурно, точнее сказать – сумбурно, и в конце заседания коммунисты неожиданно внесли предложение об объявлении недоверия правительству. За это предложение проголосовало подавляющее большинство депутатов, в том числе нацисты. В ответ фон Папен огласил заранее (на всякий случай) подготовленный указ о роспуске рейхстага. Это означало, что нацистам придётся проводить пятую (!) в течение одного года избирательную кампанию.

К парламентским выборам, которые были назначены на 12 ноября 1932 года, нацистская партия шла в состоянии усталости и упадка боевого духа. Общество было потрясено убийством, совершенном в августе в деревне Потемпа (Верхняя Силезия), когда пять штурмовиков ворвались ночью в дом рабочего-коммуниста и забили его до смерти на глазах у потрясенной матери. Многие, в том числе нацисты, понимали, что НСДАП неизбежно потеряет много голосов на выборах. Представители монополистического капитала вели себя в этой ситуации нейтрально, чем фактически способствовали успехам нацистов. Вместе с тем в среде крупных промышленников нашлись люди, которые, будучи обеспокоенными разгулом нацистских штурмовиков, создали в Берлине в октябре 1932 года политический фонд в размере двух миллионов марок в поддержку правительства фон Папена.

Гитлер активно вступил в предвыборную борьбу. Снова зафрахтовав самолет, он облетел ещё больше городов, чем в июльскую кампанию и везде обличал «прогнивший юнкерский режим» и его яркого представителя – фон Папена. Это был четвёртый «полёт Гитлера над Германией». Выбранный им на этот раз лозунг «Против реакции!» звучал более чем лицемерно.

Как и следовало ожидать, на эти выборы пришло меньше избирателей, чем в июле. Разница была существенной – два миллиона. На такое же количество снизилось число голосов, поданных за нацистов. Но НСДАП по-прежнему оставалась самой сильной политической партией. Социал-демократы были на втором месте (более 20% голосов). Третьей по влиянию стала Коммунистическая партия Германии (почти 17%). Несмотря на то, что 90% избирателей проголосовали против правительства, фон Папен был доволен результатами выборов и почему-то не сомневался, что нацисты согласятся на его условия.

События последующих после ноябрьских выборов нескольких недель были похожи на перетягивание каната двумя «спортсменами»: фон Шлейхером, с одной стороны, и фон Папеном – с другой. Сразу после выборов президент фон Гинденбург оставил фон Папена на должности канцлера, одобрив предварительно его план действий. План был такой: фон Папен прекращает деятельность рейхстага на неопределенное время и готовит изменение конституции, а на период подготовки новой конституции вводится чрезвычайное положение, при котором правительство имеет право издавать законы и использовать силу в случае попыток государственного переворота.

Однако фон Папен не успел даже приступить к выполнению своего плана. На первом же заседании правительства, которое фон Папен проводил 2 декабря 1932 года, фон Шлейхер, как министр обороны, заявил, что армия больше не доверяет канцлеру и не желает подвергаться риску гражданской войны. Президент фон Гинденбург признал ультиматум армии серьёзным и после оценки ситуации пригласил генерала фон Шлейхера занять пост канцлера, рассчитывая на то, что фон Шлейхер на этом посту создаст национальный фронт, включающий нацистов, чего не смог сделать фон Папен.

Ну, а на что рассчитывал сам генерал фон Шлейхер? А он рассчитывал на помощь нацистов, а точнее – на помощь Грегора Штрассера, первого помощника Гитлера и руководителя партийной организации НСДАП. С этим высокопоставленным нацистским функционером фон Шлейхер поддерживал рабочие контакты. Он надеялся, что Штрассер сможет найти убедительные доводы, чтобы уговорить Гитлера войти в правительство, возглавляемое Шлейхером. К нацистскому руководству Шлейхер обращался с предложением создать широкий фронт политических сил страны с программой мер по сокращению безработицы: ведь экономика Германии с большим трудом выходила из состояния депрессии. В вопросе захвата власти Штрассер не одобрял тактические приемы Гитлера, который упорно отказывался от уступок и компромиссов. Штрассер не был уверен в том, что Гитлер легко получит должность канцлера, особенно если учесть поражение на ноябрьских выборах.

Предложения фон Шлейхера, которые поддерживал Штрассер, последний доложил на совещании у нацистского руководства. Результат получился неожиданный для Штрассера: его обвинили в предательстве интересов партии и даже в попытке сместить Гитлера с поста вождя. На встрече с Гитлером 7 декабря Штрассер пытался всё объяснить и опровергнуть предъявленные ему обвинения в предательстве и так далее. Но Гитлер не захотел его понять.

Руководство НСДАП не хотело больше слышать ни о каком национальном фронте с социал-демократами и другими партиями. После неприятной встречи с Гитлером Штрассер подал в отставку, даже не пожелав попросить поддержки у влиятельных членов партии. Уход первого помощника Гитлера со своего поста вызвал тревогу среди членов партии, боевой дух которых был невысок после ноябрьских выборов. Гитлер был встревожен не меньше, но быстро пришел в себя. На совещании руководителей партии, проведенном в официальной резиденции Геринга, которую он занимал как президент рейхстага, Гитлер объявил Грегора Штрассера предателем и потребовал от присутствовавших, чтобы они поклялись в верности общему делу. Централизованная партийная организация, созданная Штрассером, по указанию Гитлера была разрушена. Руководителем организационной структуры партии Гитлер назначил себя.

Программа канцлера фон Шлейхера, содержавшая меры по выходу экономики страны из депрессии, не нашла поддержки среди крупных промышленников и землевладельцев. Создать национальный фронт не удалось из-за несогласия политических партий войти в коалицию со Шлейхером, вынудившим уйти в отставку Грёнера, Брюннинга и фон Папена. На этом в Германии закончился политический 1932 год.

© А.И. Каланов, В.А. Каланов,
"Знания-сила"

>>>Читайте дальше: Германия в период фашистской диктатуры 1933-1939 гг.

Планета Земля. Основные параметры и происхождениеВозраст. Учение о геосферахОсновные движения Земли в пространстве [сутки, год - прецессия, нутации]Геологическое развитие планетыМагнитосфераБиосфера. Вода.Биосфера. Деятельность живых организмов.Биосфера. Атмосферные явления. Осадки.Гроза. Молния. Радуга.Смерчи, ураганы, тайфуны.Полярные сияния.География Земли. Водные ресурсы.Круговорот воды в природе.Мировой океан. [1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 Материк Антарктида 21 22 23 24 25 Атмосфера 27 28 29]Метеорология. Наблюдение за погодой.Воздействие человека на гидросферу.Воздействие человека на атмосферу и почву.Земная суша. Формирование материков.Открытие дрейфа континентов.Евразия.Испания. [1 2 3 4]Португалия. [1 2 3]Германия. [1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44]

 
 
Главная В закладки Контакты Новости О проекте Планы сайта
Rambler's Top100

 
© KV