Главная В избранное Контакты News О проекте Планы сайта Карта
счетчик сайта
Размер шрифта:

Кратко:

* Монизм представляет собой философскую позицию, согласно которой все сущности, какими бы разными они ни казались, состоят из одного основного «материала». У Плотина этим «материалом» является единство.

Интересно знать:

Альберт Эйнштейн был убежден, что у Вселенной было начало, и говорил, что хотел бы «узнать, как Бог сотворил мир». Тем не менее Эйнштейн не признавал веры в Бога как в личность, он говорил о космическом «религиозном чувстве, которому неведомы догмы и представление о Боге, похожем на человека». Лауреат Нобелевской премии, химик Кеничи Фукуи также утверждал, что верит в великую структуру во Вселенной. Он говорил, что «эту великую связь и структуру можно выразить такими словами, как „Абсолют" или „Бог"». Но Фукуи называл её «своеобразием природы».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГИПОТЕЗЫ, ФАКТЫ, РАССУЖДЕНИЯ

Великие мыслители обсуждают «вечные» вопросы.

ВСЕЗНАНИЕ, ВСЕМОГУЩЕСТВО, ВЕЧНОСТЬ, БЕСКОНЕЧНОСТЬ.

Знания-сила.


ВОПРОС № 15:

вопрос Если Бог существует, то какие атрибуты можно с полным основанием называть Божественными?

ДЖЕРАРД ДЖ. ХЬЮДЖЕС

Если спросить «Что такое Бог?», то наиболее быстрым и коротким ответом будет перечисление атрибутов, традиционно приписываемых Богу: Он существует вечно, Он неизменен, всезнающ, всемогущ и всемилостив. Он добр и сотворил этот мир из любви к нему.

Но хотя я считаю, что все эти атрибуты действительно относятся к Богу, в их толковании необходимо проявлять осторожность. Было бы слишком просто полагать, что обычные человеческие понятия, которыми мы пользуемся для описания Бога, адекватно отражают Его Сущность. Как однажды заметил древнегреческий философ Ксенофан, «если бы у лошадей были боги, то они бы изображали своих богов в виде лошадей». Если мы хотим избежать подобных нелепостей и отказываемся отождествлять Бога со Вселенной или с любой конкретной вещью, доступной нашему пониманию, мы должны сознавать, что обычный человеческий язык нельзя применять для прямого и непосредственного описания Бога. Я имею в виду не только то, что Бог не является старцем с белоснежной бородой, сидящим на небесном троне. Я имею в виду, что даже если справедливо говорить о Боге как о всезнающем, всемогущем и всемилостивом существе, у нас существует лишь отдаленное представление о том, что означает обладание этими атрибутами применительно к Богу.

Содержание нашего словаря основано на знании о вещах, принадлежащих этому миру, и сама структура нашего языка заставляет нас думать о Боге как о личности — одной уникальной Личности среди многих других. Мы просто не можем думать или говорить о Боге любым другим способом.

Разумеется, я не призываю к радикальному пересмотру нашего теологического или религиозного словаря, но мы должны признать крайнюю ограниченность нашего понимания Бога, который не является Личностью в обычном смысле слова и не принадлежит к любой категории существ (например, к категории справедливых существ или к категории любящих существ). Неслучайно в восхвалении Бога или в молитвенном обращении к Нему, мы так часто говорим метафорами, представляя Бога как «Безграничный океан», «Могучую крепость», «Справедливого пастыря» или «Сияющий свет». Подобные метафоры отчасти позволяют избавиться от искушения принимать желаемое за действительное. Метафорические описания — будь то в физике, религии или любовной лирике — достигают истины с помощью намеков, указывая на нечто, лежащее за пределами слов.

С этими предварительными замечаниями, я постараюсь рассказать об атрибутах Бога, как я их понимаю.

Я считаю Сущность Бога вечной и неизменной. Говоря о том, что Бог вечен, я не подразумеваю, что Он существует во все времена, бесконечно — скорее Его Сущность вообще не находится во времени. Он не существует в том же времени, что и наш мир, и не действует в любое конкретное время. Ничто в Боге не является одновременным с чем-либо в Творении. Разумеется, говоря о Боге, мы неизбежно пользуемся метафорическими приемами: Бог «явил» себя через Своих пророков, Он пребывает «с нами» в наших невзгодах, Он «наградит» праведников, и так далее. Подобные слова отражают нашу пространственно-временную точку зрения, но не соответствуют любой последовательности действий Бога. Опять-таки, сказать, что Бог «рассердился» на людей, но потом «простил их» означает спроецировать на Бога некие перемены, заключенные не в самом Боге, а в том, как мы испытываем неизменную Божественную любовь. Ещё раз скажу, что нам не нужно отказываться от способов описания, которые естественны для нас. Но следует помнить, что наши способы описания Бога являются неточными и потенциально ошибочными, если мы не будем соблюдать осторожность.

Что можно сказать о Божественном знании? Я считаю Божественное знание безупречным актом самосознания. Однако люди осознают себя лишь постепенно и фрагментарно: нам приходится проходить через процесс «фиксации» нашего осознания на различных формулировках, постепенно приходя к пониманию того, кто мы такие и чем являемся. Вполне естественно, что мы склонны говорить о Божественном знании так же, как о собственном знании, с помощью высказываний и формулировок. Но для большей точности, мы должны помнить, что Богу нет надобности выражать Его знание с помощью формулировок (что требует времени); скорее Его знание есть непосредственное вхождение в суть всех вещей и состояний. Для Бога знание тождественно Его осознанию собственной творческой природы, поддерживающей бытие Вселенной.

Бог знает вещи как они есть, независимо от того, когда они произошли, происходят или произойдут. Наш мир имеет лишь одну фактическую историю, одно прошлое, настоящее и будущее — хотя история, конечно, могла бы отличаться от фактически существующей на любом этапе. Именно эта фактическая история всегда доступна осознанию Бога. Это не подразумевает, что Бог знает все одновременно (из чего следовало бы, что Он находится во времени), но и не отрицает Его знания о том, что события происходят последовательно во времени.

Мы часто говорим так, как будто наше прошлое является известным и неизменным, а наше будущее открыто и неизвестно. В определенном смысле, это верно, поскольку мы не можем повлиять на то, что случилось в прошлом, однако можем повлиять на будущие события. Но здесь есть опасность заблуждения, так как есть множество историй прошлого, которые могли бы осуществиться, однако не осуществились, и множество историй будущего, которые могут осуществиться, но никогда не осуществятся. Фактическая история, которую мы имеем, отчасти зависит от нас самих и нашего свободного выбора. Именно эта фактическая история известна Богу, независимо от времени.

Я верю, что Бог знает о фактических решениях, которые мы принимаем благодаря свободе выбора. Поэтому я не согласен с мнением, что знание Бога никоим образом не зависит от наших поступков. Как насчёт свободного выбора, который мы могли бы сделать, но не сделали? Я утверждаю, что Бог знает обо всех возможностях, но, на мой взгляд, было бы неверно говорить, что Бог знает, какой выбор мы должны были сделать (в отличие от могли бы сделать), если бы обстоятельства сложились иначе. В том, что касается свободы воли, не существует никаких истин, которые могли бы стать известными нам, Богу или кому-либо ещё.

Безусловно, Бог не может делать вещи, невозможные для нематериальной сущности — например, ходить, говорить или воздействовать на предметы с помощью физической силы. Если отвлечься от этого, что возможно для Бога? Часто говорят, что Бог может всё, что само по себе возможно. Если это и так, положение не слишком проясняется, поскольку мы обладаем лишь ограниченным знанием о «возможном» и «невозможном». Многие философы пытались разобраться в этой проблеме. В частности, утверждалось, что невозможными являются вещи, которые содержат в себе внутреннее противоречие (например, нельзя создать нечто, одновременно круглое и квадратное), а возможными являются вещи, не содержащие внутреннего противоречия (например, сотворение человека десятиметрового роста). Этот критерий для возможного и невозможного представляется мне очень несовершенным. То, что мы считаем противоречивым, зависит от наших понятий и языка, а это, в свою очередь, зависит от нашего опыта восприятия окружающего мира. Мы мало знаем о возможностях за пределами нашего опыта, которые мы можем рисовать лишь в воображении — скажем, о путешествиях во времени или о говорящих лошадях. Декарт настоятельно рекомендовал не проецировать ограничения нашего опыта и воображения на бесконечную власть Бога. Думаю, что, помимо уже сделанного Богом, мы имеем весьма слабое представление о том, что Он может или не может сделать. С другой стороны, я не вижу никакого ограничения Божественного знания в утверждении, что Бог не может знать о том, чего не произошло. Например, что бы я делал сейчас, если бы эмигрировал в Австралию в двадцатилетнем возрасте? Этот вопрос не имеет настоящего ответа. Поэтому утверждая, что Бог не может сделать то, чего не может быть сделано, мы не накладываем ограничения на Его возможности. Мы знаем и понимаем некоторые вещи, созданные Богом, но это слишком непрочное основание для суждений о том, что возможно для Бога.


 

АЛВИН ПЛАНТИНГА

Я приведу традиционный христианский, а в более широком понимании, теистический перечень. Бог является Личностью, а это подразумевает, что у Него есть убеждения (или, по крайней мере, нечто очень похожее на убеждения). Бог обладает знанием. Фактически, его знание бесконечно, так как он всезнающ. Он также всемогущ. Он является свободной действующей силой — то есть у Него есть цели и средства для достижения этих целей. Он обладает эмоциями, в том смысле, что Он ненавидит некоторые вещи и любит другие вещи. Он ненавидит грех и любит Своих детей. Он бесконечно добр. Кроме того, Бог всемилостив и абсолютно справедлив. Он сотворил мир и правит миром. Вот некоторые атрибуты, которые я могу приписать Богу.

Мне кажется, что на самом деле есть два способа познания Бога. Я говорю более или менее с позиций реформизма, или протестантизма, хотя католик мог бы сказать нечто очень похожее. Прежде всего, это sensus divinitatis [чувство Божественного, — лат.], которое, согласно Джону Кальвину, является способом восприятия бытия Бога, который был встроен в природу человека, но был разрушен (или, во всяком случае, был сильно искажен) после грехопадения. Из-за первородного греха наше восприятие Бога не обладает той целостностью и непосредственностью, которую оно могло бы иметь. Тем не менее оно существует. Так, например, человек может ощущать бытие Бога, глядя на горный пейзаж или на морские просторы, либо когда он находится в опасности, чувствует себя виноватым и в других особых ситуациях. В каждом случае для человека естественно формировать убеждения о Боге — например, Бог создал мир, Бог всемогущ, Бог может помочь. Во-вторых, есть другой источник знания о Боге: особое откровение, Священное Писание, или свидетельство Святого Духа. Этот источник обновляет sensus divinitatis и даёт нам дополнительное знание о центральных истинах христианской веры. Я бы сказал, что из этого источника мы черпаем своё знание об атрибутах Бога.


 

ХЬЮГО МЕЙНЕЛЛ

Говоря коротко, Божественные атрибуты можно вывести логическим путём из тезиса о том, что Бог есть Сущность, осознающая все возможности и осуществляющая то, что происходит в действительности. Кое-кто говорит: «Мы не можем пользоваться одинаковыми терминами для описания Бога и Его созданий, поскольку это будет богохульством». Но если довести этот принцип до абсурда, как, в частности, указывает Дэвид Юм, то вы вполне можете присоединиться к атеистам. Если вы утверждаете, что Бог не является добрым или разумным в том смысле, которым мы пользуемся применительно к живым существам, то вполне можете прийти к заключению, что Бог так же плох, как и хорош, или что Бог неразумен в той же мере, что и разумен. Как преодолеть это противоречие? Средневековые философы указывали на то, что Бог является абсолютно свободной и неограниченной Сущностью, тогда как мы обладаем крайне ограниченным потенциалом. Мы вырабатываем понимание постепенно, практически с нуля, и наша воля действует лишь в определенных пределах, но знание Бога объемлет всё, а Его воля не имеет пределов. Бог по Своей воле может создать эту Вселенную, другие вселенные или же вообще ничего не создавать.

Итак, понятия воли и разума относятся к Богу в таком же смысле, как и к живым существам, или, по выражению средневековых схоластов, «равнозначно предикативны Богу и живым существам»; различие заключается лишь в масштабе возможностей. Всемогущество, по моему мнению, вытекает из того факта, что состояние этого мира, как и любое условное состояние вещей зависит от Божественного промысла, или, по крайней мере, от Божьего попущения (когда речь идет о грехе). Сходным образом, всезнание Бога проистекает от того, что Он замышляет и осуществляет все сущее. Здесь есть некоторые проблемы, которые по-разному решались теологами: например, вопрос о том, в каком смысле и до какой степени Бог знает будущее, или что такое будущее для нас, если будущие события не полностью определяются нынешними обстоятельствами. Но, думаю, мы можем оставить эти вопросы в стороне, пока не возникнет надобность в их более подробном обсуждении.


 

ДЖОЗЕФ СЕЙФЕРТ

[Я уже говорил об этом в своём ответе на Вечный вопрос № 10 о существовании Бога], но могу добавить, что все эти атрибуты, которые являются «чистыми совершенствами» (философское открытие Ансельма Кентерберийского, которое я считаю таким же эпохальным, как открытие самого онтологического аргумента), должны быть приписаны Богу. Чистые совершенства — это те совершенства, о которых мы знаем, что они не ограничены по своей сути, и следовательно, могут и должны быть атрибутами Бога.

Эти так называемые чистые совершенства отличаются от смешанных совершенств, которые хороши лишь с определённых точек зрения и в определённых пределах. Все виды животных и растений, и даже человеческая природа являются примерами ограниченных и смешанных совершенств. По словам, Ансельма Кентерберийского, хотя качества золота превосходят качества серебра или других металлов, а обладание человеческими качествами гораздо лучше, чем обладание любыми животными качествами, «золото» не является чем-то безусловно лучшим, чем «не золото»; бытие личности, или духа, находится за пределами материальной природы золота и несовместимо с ним. Однако быть вечным Богом, безусловно, лучше, чем смертным человеком. Сходным образом, все другие виды животных и растений имеют внутренние ограничения, а следовательно, обладание их качествами не является в абсолютном смысле лучшим, чем необладание ими. Они несовместимы с высшими совершенствами.

Иначе обстоят дела с чистыми совершенствами, о которых мы можем сказать поразительную вещь: обладание ими не только в определенных отношениях, но и в абсолютном смысле слова лучше, чем необладание.

Эти совершенства включают:

1. Так называемые трансцендентальные свойства бытия, которыми обладает все сущее, а следовательно, и Бог: бытие как таковое, Сущность (res), тождественность и отличие от ничто или от других Сущностей (aliquid), доброкачественность (ценность и позитивное значение в себе), красота (например, красота добра и величие истины), ясность (verum) и т. д.
2. Различные совершенства, которыми обладают лишь некоторые Сущности — например, жизнь, личность, знание, мудрость, справедливость, свобода, сила и т. д. Эти совершенства проявляются в характеристиках разумных существ (например, знание и мудрость), но приоритет принадлежит нравственным совершенствам (справедливость и милосердие). Все они могут быть приписаны Богу, тогда как языческий бог (скажем, Зевс), который вообще не обладает ими или не обладает в превосходной степени, не может быть истинным Богом.
3. Чистые совершенства, которые могут и должны быть приписаны Богу, включая исключительно Божественные атрибуты, лишь смутно понимаемые нами в зеркале мира: вечность как всеобъемлющее присутствие, где ничто не наступит и не прейдет; абсолютная бесконечность всех совершенств; всемогущество; всезнание; совершенная необходимость реального бытия и т. д. Эти атрибуты являются исключительно Божественными, и ни одно другое существо не может обладать ими.

О чистых совершенствах первой и второй группы мы можем сказать, что Бог не только должен обладать ими, но должен быть ими и обладать ими в бесконечном множестве. По этой причине via negativa (негативный способ атрибуции путем отрицания атрибутов) не применим к Богу, в отличие от окружающего мира. Один лишь Бог добр, один лишь Бог справедлив, и так далее. По отношению к миру эти чистые совершенства могут быть приложены лишь secundum quid, в определенных аспектах и только в смысле аналогии (как сказано в Библии: «Не называй меня добрым, один лишь Бог добр»). Иначе обстоит дело со смешанными совершенствами. Они могут быть в буквальном смысле лишь атрибутами окружающего мира, а по отношению к Богу их следует отвергнуть (Бог не является ни рыбой, ни человеком), либо они могут быть приписаны Богу в превосходной степени.

Наряду с философским, рационально обоснованным знанием о Боге как высшей мыслящей Сущности, обладающей всеми чистыми совершенствами, мы имеем и другой источник знания о Боге: Божественное откровение. Многие атрибуты бесконечного совершенства Бога, такие как тайна Святой Троицы — нераздельности и не слияния Личностей, образующих Бога и обладающих Божественной природой, скрыты от человеческого разума. По отношению к этим атрибутам, истина о Боге, которую мы узнаем лишь через Божественное откровение, превосходит любую философию и возможности чистого разума. Эти самые глубокие и таинственные совершенства Бога могут быть открыты лишь через откровение для человечества, свободно данное Самим Богом и распространяемое Церковью.

К числу Божественных качеств принадлежит и свободное действие Бога в окружающем мире и по отношению к нам.

Перед тем как приступить к обсуждению Божественного откровения, давайте сначала обсудим характер «естественного откровения», нашего природного человеческого знания о Божественном промысле, которое приходит через восприятие реально существующего мира. Тот факт, что Бог решил создать мир и различные виды существ, обитающих в нём, доступен для нашего понимания через интеллектуальный процесс, основанный на чувственном восприятии или через внутреннее осознание нашего собственного бытия.

Таким образом, мы получаем знание о существующем мире, а через него и о свободной творческой воле Бога, благодаря некому природному откровению, которое опирается на чувственное восприятие мира и на наше внутреннее осознание самих себя. Этот же вид восприятия и экзистенциального знания знакомит нас с порядком, конечностью и красотой вещей и явлений, существующих в мире, которые могли бы и не существовать, поскольку в этом нет абсолютной необходимости. Это знание отличается от понимания наиболее общих атрибутов окружающего мира и необходимых атрибутов. Скорее здесь Божественные атрибуты мудрости и доброты конкретно открыты нам через созданные Богом Сущности, и познавая их, мы осознаем свободную творческую волю Бога.

Этот вид знания лежит в основе «пятого пути» — аргумента в пользу бытия Бога от смысла и конечности окружающего мира, через который мы познаем Бога как Источник всей красоты и смысла, воплощенного в человеческом теле, душе и всех других вещах, доступных чувственному восприятию.

Однако некоторые ещё более скрытые качества Бога, включая Его свободное действие по отношению к человечеству, бесконечное милосердие и безграничную любовь к нам, не могут стать известными через наблюдение существующего мира. Мы узнаем о них лишь благодаря самому Богу, который являет Себя и Свою волю через Божественное откровение и Иисуса Христа. «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Иоанн, 3:16). Никакая философия не может познать тайну свободного Божественного выбора, который открывает бесконечность Его милосердия и любви, но превосходит всё, что можно постигнуть человеческим рассудком. Конкретные способы, с помощью которых грешное человечество призывается к воссоединению с Богом, способы нашего искупления, выбранные Богом, как и наше грядущее воскрешение из мертвых — всё это не может стать известно с помощью философских рассуждений. Все это проистекает из природы свободно выбранных действий и из невидимых последствий Божественного промысла. Ни один человек не может узнать о моем свободном выборе, если я не раскрою его через свою работу, свои слова или поступки. Тем более, свободный выбор Бога скрыт от нас, помимо нашего осознания Его слов и поступков. Такие вещи, как искупление грехов человечества страданиями и смертью Христа, не приносят видимых плодов, но требуют веры для осознания и благодарности.


 

РАЛЬФ МАКИНЕРНИ

Здесь я руководствуюсь двумя соображениями. Во-первых, это Откровение (то, что Бог сообщил нам о Себе), а во-вторых, философская традиция (то, что люди, по размышлении, сочли уместным или подобающим в качестве Божественных атрибутов). Философская традиция с большой осторожностью подходит к вопросу о понимании природы Бога и нашим притязаниям на сколько-нибудь глубокое знание о Нём. Но при этом, в соответствии с космологическим аргументом, мы обнаруживаем в Божьих Творениях различные совершенства — возможно, неполные и ограниченные, но мы можем представить их в неограниченном виде. Если мы уберем изъяны и ограничения из наших представлений о мудрости, знании или любви, то получим возможность говорить или думать о Боге. Однако и это необходимо делать с большой осторожностью. Существует знаменитый тройной подход Дионисия Ареопагита, или псевдо-Дионисия: «Вы утверждаете некоторые вещи о Боге; вы говорите, что Бог мудр; затем вы говорите, что Он мудр не в том смысле, как Сократ, который мог приобрести мудрость и утратить её. Бог есть сама Мудрость в превосходной степени». Мы предпринимаем усилия, чтобы выйти за рамки человеческой ограниченности, и вполне естественно, что в этом деле мы можем добиться лишь ограниченного успеха.

Существуют значительные расхождения во взглядах между теми, кто говорит об аналогии между конечными существами и Богом. Как вы считаете, можно ли найти хотя бы некоторые общие позиции у людей, которые придерживаются разных теорий аналогии?

Знаете, я ведь говорю как раз об аналогии. Аналогия содержится в тройном подходе псевдо-Дионисия, о котором я упоминал. Сначала вы пытаетесь выяснить, каким образом понятие «мудрый» может быть общим в аналогичном смысле для Бога и Его творений. Поэтому я думаю, что аналогия неизбежно возникает — как описание того, что вы делаете — в любом космологическом доказательстве или попытке говорить о Божественных атрибутах.

Отсюда возникает другая проблема. Как может что-то, не имеющее пространственного местонахождения, быть «рядом» с чем-то ещё? Находиться в пространстве означает располагаться на определенном расстоянии и в определенном направлении от чего-то ещё. Всё, что находится в пространстве, должно иметь оба вида этих соотношений. Если Бог находится рядом со всем, но не в пространстве, это означает, что для любой точки р в пространстве Бог находится на некотором расстоянии (а именно, на нулевом расстоянии), но не в каком-либо направлении от р. Следовательно, моё утверждение заключается в том, что Бог имеет лишь один из двух видов соотношения с каждой данной точкой р. Он не находится в пространстве, поскольку это требует обоих видов соотношения с чем-то ещё. Но Он рядом: это пространственное отношение. Может ли нечто находиться на расстоянии, но не в каком-либо направлении от р? Каждая данная точка р находится на нулевом расстоянии от самой себя, без какого-либо направления. Для определения расстояния р от р существует определенное число — а именно, ноль. Однако нет понятия направления от точки р к точке р: его просто не существует. Поэтому я утверждаю, что, хотя Бог не находится в пространстве, Он так же близок к каждой вещи, как она близка к самой себе.

Как идея Бога соотносится с понятием времени?

Если рассматривать вселенскую историю как роман, созидаемый Богом, то Бог находится вне времени действия романа, а не только вне места действия — то есть Бог вообще не находится во времени. Находиться во времени означает существовать или проявляться раньше или позже чего-то еще. Поэтому, если мы говорим, что Бог не находится во времени, это конкретно означает, что никакое событие в жизни Бога не происходит раньше или позже, чем любое другое событие в Его собственной жизни, то есть не происходит во времени.

Таким образом, Бог не сотворил Вселенную, скажем, в первый момент существования времени, даже несмотря на то, что Вселенная обрела бытие начиная с этого момента. Бог не поддерживает ее существование сейчас, хотя Вселенная существует именно сейчас. Бог не будет поддерживать существование Вселенной завтра, хотя завтра она будет существовать. Бог просто создаёт мир — без времени и вне пространства. Не существует никакого «когда» для создания Вселенной — нет времени, в момент которого Бог осуществляет акт Творения. Время существования Вселенной никак не соотносится с временем Творения, где Бог осуществляет ее бытие. Это часть того, что создает Бог. В том же смысле, не существует места, где Бог осуществляет бытие Вселенной. Все места являются частью того, что Он создаёт.

Это кое-что говорит нам о том, чем не является Божественная жизнь вне времени. Но на что она похожа? Я не претендую на знание того, что значит быть Богом. Но я могу сказать следующее: если жизнь Бога существует вне времени, то всё, что в ней происходит, происходит сразу. В нашей истории Моисей не разделил Красное море в тот же самый момент, когда св. Павел проповедовал афинянам. Но Бог видит, как Моисей разделяет море, ни до, ни после того, как Он видит проповедь св. Павла. Думаю, он охватывает то и другое одним взглядом — и это тот самый взгляд, который видит начало Вселенной и её конец.

Если это так, то ничто не является будничным для Бога. Будничное — это то, что происходило раньше, а затем повторяется снова и снова. В жизни Бога ничто не происходит раньше чего-то ещё. Более того, всё происходит лишь однажды. Мы видим, как утренние газеты приходят к нам постоянно, день за днём. Для Бога существует лишь один взгляд на все «утренние газеты» нашей жизни, от начала до самого конца. Бог знает всю истину и постигает её в едином озарении — как если бы восклицание «эврика!», которое может быть наивысшим моментом в жизни изобретателя, умножалось до бесконечности. Поэтому у Бога, так сказать, никогда не было времени, чтобы привыкнуть к нему. Вечное всегда сохраняет свою новизну.

>>>Читайте дальше: Атрибуты Бога, продолжение (вопр.15 часть 2).

Великие мыслители обсуждают «вечные» вопросы [1 2] 1 Проблема релятивизма [1 2] 2 Универсальные принципы, лежащие в основе науки и философии. 3 Существует ли душа? 4 Свобода воли и её реальность [1 2] 5 Есть ли жизнь после смерти? 6 Существует ли реинкарнация? 7 Чем можно объяснить религию? 8 Добро и зло 9 Атеизм 10 Существует ли Бог? [1 2 3 4] 11 Существует ли связь между наукой и религией? [1 (О происхождении Вселенной) 3 4] 12 Проблема зла [1 2] 13 Пантеизм 14 Божественный промысл 15 Атрибуты Бога [1 2]

 
 
Главная В закладки Контакты Новости О проекте Планы сайта

 
© KV