Главная В избранное Контакты News О проекте Планы сайта Карта
счетчик сайта
Размер шрифта:

Кратко:

Интересно знать:

lingua franca* - Общепонятный смешанный язык из элементов романских, греческого и восточных языков, служащий для общения в Восточном Средиземноморье.

Кант

Иммануил Кант (1724-1804) — немецкий философ и учёный, идеолог буржуазного реформизма, родоначальник немецкой классической философии, один из создателей концепции "правового государства".

Выдвинул космогоническую гипотезу происхождения солнечной системы из первоначальной туманности.

("Всеобщая естественная история и теория неба", 1755).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГИПОТЕЗЫ, ФАКТЫ, РАССУЖДЕНИЯ

Великие мыслители обсуждают «вечные» вопросы.

Существует ли Бог?

Знания-сила.


ВОПРОС № 10-3:

вопрос Существование Бога было одним из самых дискутируемых вопросов в истории человеческой мысли. Каковы ваши собственные выводы по вопросу о существовании Бога и на каком основании вы подтверждаете или отрицаете Его существование?

РАССЕЛ ПЭННЕР, Т. Д. САЛЛИВАН

Некоторые говорят, что Бог это миф. Многое свидетельствует о том, что Вселенная является закрытой физической системой.

Действительно ли мы знаем это, или пытаемся доказать? Всё ли кончено для теизма, который теперь может существовать лишь в «разбавленном» виде, питаясь символами и сантиментами?

Разумеется, мы не можем на нескольких страницах серьезно рассмотреть аргументы против теизма. Но, возможно, мы сумеем показать, как трудно выстроить аргумент, делающий существование Бога крайне неправдоподобным. Основной довод заключается в следующем.

Чтобы установить крайнюю неправдоподобность, нужно доказать, что минимум одно из следующих двух положений является ложным:
(1) физический мир когда-то обрёл бытие;
(2) всё, что обретает бытие, имеет причину.
Если положения (1) и (2) являются истинными, то имеется внешняя Причина существования физического мира, или его Творец.

Рассмотрим положение (1). Как можно узнать, является ли положение о том, что физический мир когда-то обрел бытие, истинным или ложным? Согласно общепринятым космологическим взглядам, Вселенная имеет конечную протяженность во времени. Разумеется, это не исключает того, что положение (1) может оказать ложным. Но мы и не заявляем, что оно является истинным; мы просто говорим, что ни у кого нет веских оснований считать его ложным. По крайней мере, оно так же вероятно, как и обратное.

Также обстоят дела и с положением (2). Фактически, все свидетельства говорят в его пользу, и нет никаких свидетельств обратного. Некоторые философы отрицали положение (2) на том основании, что принцип причинности не является самоочевидным. Юм, например, считал, что все может произойти от чего угодно или вообще от ничто. Квантовая физика перевернула принцип причинности, и даже если он действует для физических объектов, нет оснований полагать, что он сохраняет свою действенность, когда речь идет о происхождении самой Вселенной. Но эти возражения слишком слабы, чтобы поставить положение (2) под сомнение. Даже если принцип причинности не так очевиден, как скажем, некоторые принципы логики, то он во всяком случае очевиден как фундаментальный физический принцип — например, в первом законе термодинамики. Всё, что мы знаем о вещах, указывает на причинность их бытия. В некоторых случаях даже Юм признавал неопровержимость положения (2), заверяя, что он никогда «не поддерживал столь абсурдное предположение, будто что-то может произойти вообще без причины». Что касается квантовой механики, то её стандартные интерпретации не требуют от нас отказа от идеи наличия необходимых условий для возникновения сущностей и различных состояний этих сущностей. Максимум выдвигаемых требований — отказаться от идеи о том, что все нуждается в необходимых условиях. Квантовая механика оставляет открытой необходимость наличия определенных условий для событий на квантовом уровне. Кроме того, крайне трудно «освободить» происхождение Вселенной от закона причинности и в то же время утверждать, что этот закон применим ко всему в нынешней Вселенной.

На это нам могут возразить: до сих пор ничто не указывало на то, что существование Бога является несомненным или хотя бы вероятным. В лучшем случае, можно считать, что абсолютный и безусловный атеизм является неоправданным. Даже если допустить, что вероятность существования Бога не является нулевой или крайне малой, атеизм по-прежнему может казаться более привлекательным, чем теизм.

Это было бы так, если бы у нас больше не оставалось никаких доводов в пользу теизма, но, разумеется, они есть. И если по указанным выше причинам существование Творца не является крайне маловероятным, то с помощью дополнительных свидетельств эту вероятность можно повысить.

Если считать, что доказательства существования Бога — это просто абсурдный вызов научному видению мира, то все свидетельства не стоило бы и рассматривать. Свидетельства о Воскресении из мертвых просто следовало бы отмести с порога, как и доводы, основанные на содержании религиозных откровений индуизма, иудаизма, христианства и ислама. Но если мы для начала примем, что вероятность существования Бога не является крайне малой, то можем уделить внимание дополнительным свидетельствам, резюмированным в так называемом «аргументе Создателя Разума».

«Аргумент Создателя Разума» начинается с простого факта. Мы можем осознавать показательные характеристики вещей, или универсалии, как они обычно называются. К примеру, предположим, что вы думаете: «Это нейрон». Осознавая свою мысль, вы улавливаете составную идею «нейрона». Нейрон имеет показательную характеристику — то есть, можно привести более одного примера конкретного нейрона. Важный пункт нашего аргумента заключается в том, что в отличие от конкретных примеров нейрона (скажем, тех нейронов, которые сейчас сгорают в вашем головном мозге), показательная характеристика нейрона не имеет пространственного местонахождения. Бессмысленно спрашивать: «Где нейрон?» То же самое справедливо по отношению к другим показательным характеристикам, таким как «достоверность» или «замешательство». Никто не спрашивает: «Сколько метров отделяет достоверность от замешательства?», или «Какова высота самообладания?». Для любого у, при том условии, что у не занимает конкретного положения в пространстве, можно утверждать, что х не имеет пространственной связи с у (если вы нигде, то Джонс не может находиться к северу от вас).

Далее, для любых х и у, х физически связан с у лишь в том случае, если х пространственно связан с у. Следовательно, ничто не имеет физической связи с абстрактными объектами мысли. Но чтобы осознать универсалию, ваш разум должен находиться в неком состоянии — скажем, в состоянии s. Поскольку ничто не имеет физической связи с абстрактной универсалией, состояние s не имеет физической связи с объектом мысли. Следовательно, психологическое состояние s, приводящее вас к когнитивному контакту с абстрактным объектом мысли, не связывает вас физически с этим объектом.

Такой вывод не согласуется с физикалистской картиной мира. Конечно, можно обойти это препятствие, отрицая психологические данные, как делают некоторые физикалисты, но нет никакой необходимости внушать себе, что мы не в состоянии выполнять давно знакомые умственные действия. В конце концов, как мы уже убедились, у нас нет достаточных оснований для уверенности в физикалистской картине мира.


 

ХЬЮГО МЕЙНЕЛЛ

Что касается причин для веры в Бога, то думаю, если бы мне пришлось выбирать между фидеизмом, когда приходится принимать существование Бога на веру, и умеренным атеизмом, то я бы выбрал атеизм. Можно найти серьезные доводы для веры в Бога, не предполагающие заранее сам объект доказательства. По моему мнению, убедительной причиной для веры в Бога является тот факт, что природа открыта для нашего понимания. Вселенная познаваема, иначе наука была бы невозможна. Некоторые люди считают, что Вселенная не является полностью открытой для познания, но такое мнение кажется мне необдуманным. Когда научная теория оказывается ложной, ученые не говорят, что тот или иной феномен вообще не поддается объяснению. Они ищут другую теорию. Суть науки заключается в движении от описания того, что доступно нашим чувствам, к объяснению в теоретических терминах; от знания мира, доступного субъекту восприятия, к знанию мира как такового. Мир, который можно объяснить теоретически, является познаваемым миром. Божественный Разум есть абсолютное объяснение познаваемости окружающего мира; Божественная Воля установила определенный порядок, последовательно уточняемый учеными, — к примеру, сегодня мы говорим о кислороде, а не о флогистоне, об эволюции, а не об особом сотворении видов, и так далее.

У Иммануила Канта можно обнаружить любопытные свидетельства в пользу этого аргумента. Кант указывает на то, что природа, с одной стороны, доступна чувственному восприятию, а с другой стороны интеллигибельна (постижима только умом). Разумеется, Кант приписывает познаваемость действию человеческого разума. Однако если ему удается избежать полного субъективизма, то он все равно оказывается перед головоломкой, или скорее, перед мешаниной непознаваемых «вещей в себе», которые не являются доступными ни чувственному восприятию, ни пониманию. По мнению Гегеля, эти «вещи в себе» на самом деле ничего не значат. Если вы отберете у кошки все свойства, доступные для восприятия и понимания, то останется не какая-то таинственная «кошка в себе», а пустое место. На мой взгляд, исходя из успехов науки можно сделать единственный удовлетворительный вывод: мы живём в реально познаваемой Вселенной, где реальность познаваема, в противоположность видимости, в противоположность чувственному восприятию, что ещё давно отметил Платон. Наилучшим объяснением познаваемости Вселенной является наличие разумной воли, лежащее в её основе. Это мой главный довод в пользу существования Бога.

Есть ещё два дополнительных аргумента, о которых стоит упомянуть. Один из них был предложен средневековыми исламскими теологами, в частности Аль-Газали. Он говорил, что если нечто обретает бытие, то его существование должно иметь причину. Вселенная обрела бытие, и следовательно, её существование должно иметь причину, которая заключается в Боге.

Этот аргумент не кажется мне достаточно убедительным из-за предпосылки о том, что мир обрёл бытие. Однако практически все современные космологи сходятся в том, что Вселенная началась с Большого Взрыва, который, по разным оценкам, произошёл от 15 до 20 миллиардов лет назад. Таким образом, под вызывающую сомнения предпосылку Аль-Газали в принципе можно подвести научную основу. Далее, в недавнее время была разработана новая версия аргумента «от порядка к замыслу», связанная с так называемым антропным принципом. Существует мнение, что в основе Вселенной лежат такие законы и начальные условия, которые с удивительной точностью способствуют возникновению жизни. Насколько я понимаю, если Большой Взрыв был бы чуть менее мощным, то слишком много ядер водорода превратилось бы в гелий, а если бы он был чуть более мощным, то галактики не смогли бы сформироваться.

Итак, я привёл один главный аргумент в пользу существования Бога и два дополнительных, представляющих определенный интерес.

Поднятые вами вопросы приводят к цепочке умозаключений, в соответствии с которой Вселенная не может объяснить собственное бытие. Существование Вселенной приводит нас к Существу, объясняющему ее возникновение и собственное бытие. Что вы думаете об этом подходе?

Один старый контраргумент против космологических аргументов в пользу бытия Бога представлен в хорошо известном детском вопросе: «Кто создал Вселенную?» — «Бог, деточка!» — «Но мамочка, кто же создал Бога?» Мне кажется, что бытие Бога, если Бог вообще существует, не требует дальнейших разъяснений. Позвольте объяснить, почему это так. Если есть некое Существо, замыслившее и сотворившее все остальное (примерно также, как мы с вами замышляем и осуществляем свои действия), то это Существо по самой своей природе не может зависеть от чего-то еще. В этом смысле существование Бога не требует никаких объяснений. Тому, кто хочет вывести Божественное бытие из самого определения Бога, не нужно никаких онтологических аргументов, чтобы прийти к выводу, о котором я только что упомянул.

Что вы думаете о принципе достаточной причины? Как, в данном контексте, его можно приложить к бытию Бога?

Конечно, принцип достаточной причины играет определённую роль в этих аргументах. Идея Бога принимается как окончательное объяснение существующего положения вещей. Мы пользуемся принципом достаточной причины и в других контекстах; иначе, как сказал бы Дж. Е. Мур, нам пришлось бы просто опустить руки. Без предположения о том, что происходящие события имеют какое-то объяснение, мы вообще не смогли бы ориентироваться в окружающем мире, не говоря уже о занятиях наукой. Но очевидно, проблема заключается в том, что если достаточная причина необходима для Вселенной, то такая же достаточная причина необходима и для Бога. Я уже пытался решить эту проблему, показывая, что Бога, необходимого для объяснения окружающего мира, следует воспринимать как самоочевидное Существо, не требующее объяснений.


 

РАЛЬФ МАКИНЕРНИ

Я руководствуюсь своей католической верой, поэтому не выдумываю концепции Бога и не изобретаю новых объяснений. Я просто принимаю Бога как должное. Однако как философ, я задаюсь вопросом, какова вероятность — независимо от веры — узнать, что Бог существует на самом деле. Как вам известно, само понятие доказательств бытия Бога ныне переживает трудные времена. Иногда спрашивают: «Какая разница? Если вы верующий человек, то не всё ли вам равно, что случится с аргументами в пользу бытия Бога?» Но если вы стоите на католических позициях, то по ряду причин для вас это большая разница. С нашей точки зрения, Послание к Римлянам содержит откровение о том, что каждый человек может узнать Бога независимо от Божественного Откровения. Древних римлян обвиняли в моральной развращенности, так как они могли узнать, что Бог существует, но не потрудились это сделать, что привело к тяжелым последствиям. Поэтому Католическая Церковь всегда рассматривала Послание к Римлянам как откровение, гласящее, что для любого человека, независимо от божественного Откровения, существует возможность прийти к знанию Бога. Почему это так важно для веры? С одной стороны, это указывает на возможность некой разновидности lingua franca (*) о Боге между верующим христианином и теистом; с другой стороны, это означает, что христианская вера опирается на здравый смысл. Я не говорю, что вы можете понять Святую Троицу отдельно от божественного Откровения; однако бытие Бога можно доказать. Поэтому, если некоторые элементы Откровения можно доказать, есть основания думать, что другие элементы тоже доказуемы, или, точнее, постижимы, и в один прекрасный день каждый сможет узнать их.

Именно вера движет мной, когда я отстаиваю идею Бога, но, помимо всего прочего, я считаю возможным доказать, что Бог существует. Поэтому как философ я всегда интересовался доказательствами бытия Бога. Сам я считаю, что есть веские и достоверные доводы в пользу бытия Бога, но все они довольно сложны, пожалуй, за исключением доказательства св. Ансельма.

Что вы думаете о космологическом аргументе?

Я считаю, более глубокими космологические аргументы; можно сказать, что только они и есть в отличие, скажем, от онтологического аргумента. Иначе говоря, человек может от знания вещей в окружающем мире прийти к осознанию невидимого Божьего промысла. Предпосылками космологических аргументов являются истины об окружающем мире, о космосе. Отсюда можно прийти к выводу о Первопричине бытия, поэтому единственными доказательствами, которые я признаю, являются космологические доказательства.

Признаёте ли вы некоторое фундаментальное озарение, разделяемое большей частью человечества в течение человеческой истории, касающееся того, что нечто не может произойти из ничего? Существует ли некое интуитивное космологическое понимание идеи Бога?

Думаю, трудно не верить в Бога. Я далёк от мысли, что неверие можно легко преодолеть религиозной верой, но в целом большинство людей почти инстинктивно осознает бытие Бога. Если вы» начнете спрашивать их, как они себе это представляют, то можете обнаружить массу очень странных понятий, но все объединяет одно: чувство собственной бренности. Люди либо страшатся окружающего мира, либо восхищаются его чудесами. Это обычно приводит их к смутному убеждению, что за внешними явлениями кроется что-то еще, нечто большее. Ньюмен утверждал, что сам факт наличия совести является мощным доказательством бытия Бога, что люди ощущают ответственность не просто перед собой или перед другими людьми, но в конечном счете перед Богом. Он развивал эту мысль.

Согласитесь ли вы, что груз доказательств лежит на тех, кто отрицает интуитивное понимание Бога, ведущее нас от конечного к бесконечному?

Да, это так. Знаете, кто-то всегда может сказать: «Конечно, многие люди верят в Бога, но не исключено, что они просто заблуждаются. Разве можно утверждать с уверенностью?» Но независимо от скептицизма, часто проявляемого интеллектуалами (на мой взгляд, это печальная тенденция), человек должен вдумчиво исследовать этот вопрос. Существует внутреннее стремление к знаниям, потребность разобраться в определенных проблемах, возникающих в нашем собственном разуме, а не где-то снаружи. Видите ли, стремление к знаниям, желание знать всё больше и больше не исходит от скептицизма. Оно исходит от уверенности в том, что мы способны к познанию вещей, и мир открыт для изучения. Не думаю, что нам следует уделять большое внимание скептикам, поскольку на самом деле они представляют собой некое отклонение от нормы, а не правило. В первую очередь, мы должны обращать внимание на позитивные моменты и искать точки соприкосновения.

>>>Читайте дальше: Существует ли Бог? продолжение (вопр.10 часть 4).

Великие мыслители обсуждают «вечные» вопросы [1 2] 1 Проблема релятивизма [1 2] 2 Универсальные принципы, лежащие в основе науки и философии. 3 Существует ли душа? 4 Свобода воли и её реальность [1 2] 5 Есть ли жизнь после смерти? 6 Существует ли реинкарнация? 7 Чем можно объяснить религию? 8 Добро и зло 9 Атеизм 10 Существует ли Бог? [1 2 3 4] 11 Существует ли связь между наукой и религией? [1 (О происхождении Вселенной) 3 4] 12 Проблема зла [1 2] 13 Пантеизм 14 Божественный промысл 15 Атрибуты Бога [1 2]

 
 
Главная В закладки Контакты Новости О проекте Планы сайта

 
© KV